Освобождение Сирии от "Исламского государства", без сомнения, стало катализатором интенсификации процесса мирного урегулирования в стране. Однако окончательно запустить полноценное переформатирование арабской республики в настоящий момент не позволяет широкий спектр сил, желающих принять участие в обсуждении ее послевоенного устройства.

Накануне в Нью-Йорке состоялась встреча генерального секретаря ООН Антониу Гутерреша с президентом оппозиционной Сирийской комиссии по переговорам (СКП) Насером аль-Харири, ключевой темой которой стало обсуждение намеченных на 21 января консультаций по Сирии в Женеве.

Сразу стоит сказать, что каких-либо принципиальных договоренностей в ходе разговора достигнуто не было, но кое-какая ясность относительно предстоящего в Швейцарии форума все-таки появилась. По крайней мере, вполне четко был обозначен его вектор. В частности, согласно заявлению пресс-секретаря СКП Яхьи Ариди, сделанного по итогам беседы с Гутеррешем, объединенная сирийская оппозиция считает одной из главных угроз женевскому процессу проведение Конгресса национального сирийского диалога в Сочи, а также призывает к международному давлению на сирийское руководство.

В общем-то, пассаж "борцов с режимом", курсирующих в эти дни между Нью-Йорком и Вашингтоном, прямо скажем, откровением не стал, так как представить другие формулировки в "колыбели мировой демократии и свободы" в адрес "кровавой тирании" вряд ли возможно. А вот реакция генсека организации, чьей главной функцией является укрепление мира и безопасности, воодушевленного, по словам его представителя, "готовностью СКП работать на следующем раунде женевских переговоров без предварительных условий", мягко говоря, удивила. По логике Гутерреша получается, что требование одной стороны диалога о незамедлительной капитуляции другой, а именно так стоит расценивать призыв оппозиции оказать давление на власти Сирии, не является тем самым багажом, от которого и официальный Дамаск и его противников неоднократно просили отказаться международные наблюдатели в ходе дипломатического урегулирования.

Что же касается опасений оппонентов сирийских властей относительно возрастающей роли Конгресса национального диалога, с инициативой проведения которого ранее выступил Президент России Владимир Путин, то они, надо признать, небеспочвенны. Дело в том, что нынешняя ситуация в арабской республике такова, что правительственные войска, освободив практически всю территорию страны, уверенно движутся в сторону окончательного разгрома оставшихся террористических группировок, а во многих провинциях уже активно осуществляется мирное урегулирование. Разумеется, такой расклад отводит Дамаску ключевую роль в дипломатическом процессе, которым в сложившейся обстановке, очевидно, станет именно Конгресс. Кроме того, еще одним фактом, говорящим в пользу российской инициативы, является разнообразие приглашенных участников, в числе которых, помимо официальных сирийских властей, представители разных групп населения САР, оппозиции, участники бандформирований, согласившиеся сложить оружие и действующие полевые командиры.

Самое же главное, в Сочи все стороны, включая руководство арабской республики, готовы к обсуждению основных вопросов, включая изменение конституции, а также реформирование социально-экономического и других секторов жизнедеятельности государства, однако в рамках действующего законодательства.

В то же время, в Женеве дело обстоит совершенно иначе, а существенные различия с Конгрессом видны уже на примере участников, так как все они, в основном - сирийцы, долгое время проживающие в странах Запада и монархиях Персидского залива. Разумеется, политические взгляды таких "угнетенных режимом" зачастую перекликаются с официальной позицией руководств приютивших их стран, что, безусловно, не влияет положительно на переговорный процесс. Чтобы это понять, достаточно сказать, что с момента начала первого раунда консультаций по разрешению сирийского кризиса требования оппозиционеров не меняются и заключаются, в первую очередь, в немедленной отставке действующего президента Башара Асада и кардинальной пертурбации политической системы.

Однако если учесть, что сколь-нибудь весомого военно-политического багажа "борцы за свободу" и их зарубежные кураторы в настоящий момент не имеют, данные требования выглядят как минимум нелепо и местами даже наивно.

Как бы то ни было, процесс мирного урегулирования только начался и вряд ли будет быстрым. Самое главное сейчас - грамотно и поэтапно его реализовать. Для этого, без сомнения, понадобится полная вовлеченность всех заинтересованных сторон, для которых, хотелось бы надеяться, интересы Сирии будут превыше всего.
http://politikus.ru
12.01.2018