Дмитрий Добров

Переговоры по Брекситу между Великобританией и Евросоюзом находятся под угрозой срыва. В минувшую пятницу в Брюсселе безрезультатно завершился шестой раунд переговоров, на которых британская делегация как и прежде не дала согласия на выдвинутые Евросоюзом условия "цивилизованного развода".

Глава делегации ЕС Мишель Барнье заявил, что терпению европейцев приходит конец: если в течение двух недель не будут согласованы рамочные принципы Брексита, то намеченные на декабрь переговоры по будущему торговому соглашению не состоятся. Это автоматически означает, что и самого соглашения к марту 2019 года не будет выработано. Предметом основных противоречий остаются три пункта: финансовые обязательства Великобритании, статус будущей границы двух Ирландий, а также права граждан ЕС в Великобритании после Брексита.

Главным предметом спора остается денежный вопрос. Брюссель требует выплатить "неустойку" в размере от 60 до 100 миллиардов евро в рамках ранее принятых Великобританией финансовых обязательств. Со своей стороны, Лондон готов обсуждать сумму выплат только в ходе обсуждения будущих торговых соглашений.

На втором по значимости месте стоит вопрос правовой защиты граждан ЕС, проживающих в Великобритании. Евросоюз требует, чтобы высшей инстанцией при решении этого вопроса был Европейский суд по правам человека. Лондон со своей стороны настаивает на верховенстве британской судебной системы. На третьем месте — проблема границы между Ирландской республикой и входящей в состав Великобритании Северной Ирландией. Создание таможенных и полицейских барьеров станет подлинной трагедией для ирландского народа, пагубно отразится на торговле, но механизма решения этой проблемы пока не найдено.

Хотя Мишель Барнье предупреждает о возможном срыве переговоров, делегация Великобритании пытается сохранить хорошую мину при плохой игре. Главный британский переговорщик Дэвид Дэвис утверждает, что достигнут "значительный прогресс" по широкому кругу проблем — несмотря на то, что факты говорят обратное. Одна из причин блокировки переговоров — взаимная неприязнь Барнье и Дэвиса. Мишель Барнье — убежденный голлист и противник "англосаксонской" модели либерального рыночного капитализма. Англичане никогда не доверяли ему, а в 2010 году (задолго до Брексита) лондонская The Telegraph назвала тогдашнего еврокомиссара по финансовому регулированию Барнье "самым опасным человеком в Европе" и "врагом Сити". Вот почему назначение Барнье главой делегации ЕС на переговорах по Брекситу было сразу воспринято в Лондоне как объявление войны. За кандидатурой Барнье англичане усматривают "происки" главы Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера, который хочет наказать Лондон за строптивость и дать пример всем остальным членам ЕС. Кроме того, Юнкер помнит, что в 2014 году Великобритания в лице тогдашнего премьера Дэвида Кэмерона голосовала против его избрания главой Еврокомиссии.

Что касается Дэвида Дэвиса, то он убежденный евроскептик, который не скрывает своей амбиции стать лидером консервативной партии и поэтому обязан держать жесткую линию. И Барнье и Дэвис хорошо знакомы с середины 90-х годов, когда Дэвис был министром по делам Европы в кабинете Джона Мейджора, а Барнье занимал аналогичную должность в правительстве Жака Ширака. Их непростые отношения известны в брюссельских кулуарах.

Тем временем премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, чьи позиции в Консервативной партии пошатнулись после недавних парламентских выборов, пытается сплотить вокруг себя "твердое ядро" сторонников Брексита. Она также не может позволить себе излишней уступчивости на переговорах. Мэй предупредила колеблющихся депутатов в парламенте, что не потерпит никаких капитулянтских настроений. По ее словам, курс на выход из ЕС обсуждению не подлежит, его нельзя ни замедлить, ни остановить, такова воля британского народа. Дата Брексита четко прописана в соответствующем законе: Соединенное королевство выходит из ЕС 29 марта 2019 года. Тем не менее, недовольство среди депутатов парламента, как консерваторов, так и лейбористов, нарастает, формируется группа, которая намерена заблокировать закон о Брексите. Есть предположения, что Мэй уйдет со своего поста до конца года. Не исключается даже возможность новых выборов, на которых все шансы победить имеет Лейбористская партия.

По окончании шестого раунда переговоров Барнье отметил, что с момента "запуска" Брексита (активирования статьи 50 Лиссабонского договора) прошло более 500 дней, а Лондон практически ничего не сделал для заключения нового соглашения. В связи с этим налицо угроза "хаотического" Брексита. У европейских наблюдателей создалось впечатление, что Дэвид Дэвис в ходе переговоров именно этого и добивается. Про катастрофические последствия "хаотического" Брексита для британской экономики писалось много. Великобритания уже давно деиндустриализована, ее специализация — финансовые и прочие услуги. Лишение свободного доступа к европейскому рынку в первую очередь ударит по лондонскому Сити. Кроме того, стране предстоит создать десятки тысяч рабочих мест для таможенных и пограничных служб, издать бесчисленное количество новых документов. Но и для Евросоюза Брексит создаст дополнительную финансовую нагрузку. Поскольку после выхода Великобритании в бюджете ЕС создается дыра в размере 10,2 миллиарда евро, заполнить ее должны другие страны, в первую очередь Германия (3,8 миллиарда), а также Франция (1,2 миллиарда), Италия (один миллиард), Швеция и Нидерланды.

Немецкие промышленники уже несколько месяцев бьют тревогу. Глава Федерального объединения немецкой промышленности (BDI) Йоахим Ланг заявил, что вероятность "хаотического Брексита" очень велика, и немецкие предприятия должны быть готовы к негативным сценариям. В оставшийся период времени, по мнению Ланга, физически невозможно подготовить всеобъемлющее соглашение по торговле, инвестициям и экономике, а также ратифицировать его. Тем временем перспектива Брексита уже нанесла ущерб британской экономике: в этом году рост ВВП в ЕС составит 2,3%, в Великобритании — 1,5 %. Аналогичное соотношение темпов роста ожидается и в 2018 году.