В фильме опрошенные украинскими журналистами бывшие патрульные полицейские рассказали о своей зарплате: на лето 2017 года она составляла от 10 тыс. грн. (около 26 тыс. руб. по курсу на то время ред.) в Киеве до 8 тыс. грн. (около 20 тыс. руб.) в областных центрах. И это с премией, которая в том же Днепре составляла 4 тыс. грн. и которой полицейского могли лишить за малейшие проступки.

За прошедшие полгода даже после выхода резонансного журналисткого расследования зарплата полицейского если и подросла, то лишь в цифрах. Вчера шеф киевской патрульной полиции Юрий Зозуля распространил хвалебный пост о принципиальном копе, отказавшимся от взятки пьяного водителя.

«Как и все патрульные в Киеве, Женя, имея жену и маленького ребенка, не очень шикует на командирские 12 тыс. грн. зарплаты», — рассказывалось о патрульном Евгении Даценко, который отказался от взятки в свою месячную зарплату.

При этом Даценко — командир роты. Получается, что комроты, который и так нагружен помимо выполнения обязанностей рядового патрульного, сегодня получает меньше, чем его подчиненные летом, ведь из-за падения курса теперь его зарплата составляет около 24 тыс. руб.

За эти деньги патрульный получает ненормированный график работы, траты из собственного кармана на японское авто явно не приспособленное для «лунного пейзажа» украинских дорог, и, что самое обидное, бесправие в отношении ряда нарушителей.

Правые во всем

Марш «Национальных дружин» заставил понервничать украинскую полицию. Глава ведомства Сергей Князев заявил о том, что в этом году численность «усиленных тактических полицейских» в составе обычных патрулей вырастет в три раза: с 600 до 1,8 тыс. человек.

«Никакие не дружины, не активисты, не бунтари, не провокаторы» Вот кто на самом деле наводит и будет наводить порядок на улицах украинских городов — новые, усиленные тактические полицейские в составе патрульной полиции Украины», — рассказал об этом спикер Нацполиции Артем Шевченко.

На фото к его записи можно разглядеть даже усиленные решетками на окнах новые полицейские автобусы.

На самом деле, речь идет не о защите обычных горожан, а о защите самих патрульных полицейских, которые не могут уже справляться со своими конкурентами из «Национальных дружин».

В Кременчуге попытка задержания дружинника обернулась стычкой националистов с полицией. После того, как полицейские задержали одного из членов «Национальных дружин», другие националисты напали на полицейских.

При этом националисты избивали полицейских, нецензурно выражались и хотели заблокировать полицейские автомобили. Некоторые из них снимали полицейских.

Патрульным никто не даст гарантии, что общество станет на их сторону. Показательный факт: даже в случае недавнего убийства бойцом 72-ой бригады в Киеве отца двоих детей нашлось немало тех, кто поддержал убийцу. Мол, он служил и воевал за всех, а погибший сам виноват — нечего было провоцировать военного. Тот факт, что убийца находился в состоянии наркотического опьянения и, судя по всему, в «самоволке» его защитников не смутило. Соответствующая запись в соцсети набрала почти 3,5 тыс. перепостов.

В случае националистов все усугубляется «крышей» со стороны партий и влиятельных лиц вроде самого министра внутренних дел Авакова, которого связывают с теми же «Национальными дружинами». Помимо последних на украинских улицах действуют «Рыцари города» и другие группировки, декларирующие, что они выполняют роль правоохранителей.

Полиция утверждает, что действия таких «помощников» незаконны, но сделать с ними ничего не могут.

Страдают гражданские

Когда против настоящих правонарушителей применять силу нельзя, многие полицейские начинают срываться на обычных гражданах.

Под Новый год на центральной улице Киева патрульный полицейский чуть было не застрелил художника Вячеслава Снисаренко и его жену Анастасию Снисаренко-Ержиковскую, которые ехали в мастерскую, чтобы забрать одну из работ на выставку. Когда машина остановилась у прогуливающегося копа, он стал стучать по ней кулаком, разбил пистолетом лобовое стекло и направил дуло своего табельного оружия на жену художника. При этом палец патрульного был на спусковом крючке.

Расследовавшие дело журналисты выяснили — полицейского зовут Роман Габро. Ему 26 лет и ранее он работал в банке. К тому моменту за два года службы в органах он успел печально «прославиться»: он избил главу жилищного кооператива, вызвавшего наряд полиции, чтобы документально зафиксировать плохое состояние дорог. Дело с избиением направили в суд, однако Габро остался на работе. В случае с художником Снисаренко дело открыли, но против художника, который якобы своими действиями угрожал жизни полицейского. Снисаренко грозит до пяти лет лишения свободы.

Это далеко не единичный случай полицейского насилия на улицах украинских городов.

В сложившейся ситуации у рядового украинца несколько выходов: стать членом влиятельной националистической группы, пойти на курсы самообороны, приобрести разрешенное оружие и научиться им пользоваться, либо уезжать из Украины.

>
http://ukraina.ru
14.02.2018