Экс-спикер Народного совета ДНР объяснил, почему относится отрицательно к выборам главы республики, которые, как заявил Александр Захарченко, пройдут осенью 2018 года.

Cогласно действующей редакции Конституции ДНР, глава республики избирается сроком на четыре года и не может занимать должность более двух сроков подряд. Первые в ДНР выборы прошли 2 ноября 2014 года.

Напомним, что согласно Конституции ДНР, выборы главы государства проходят там каждые четыре года. Первые и последние состоялись 2 ноября 2014 года. Александр Захарченко уже выступил с заявлением по этому поводу: «Выборы будут в 2018 году осенью. И Захарченко идет на эти выборы».

— Александр Захарченко объявил, что этой осенью в ДНР пройдут выборы главы. А выборы Народного совета также будут?

— В теории, и парламента в том числе. Тут есть путаница с документом, который был принят в конце 2017 года в связи с этим. Он не очень понятен, расшифровка внутренняя, не очень ясно по поводу одновременного проведения выборов парламента и главы. Но в теории, если в 2014 году были одновременно избран и глава, и парламент. Значит, и сейчас это может пройти вместе.

— Каково ваше отношение к этим выборам?

— Крайне отрицательное, потому что за 4 года существования ДНР мы не нашли время создать властную вертикаль. Для чего надо было провести выборы в местные органы власти, что даже предусмотрено Минскими соглашениями.

— А почему не смогли?

— Это не ко мне вопрос. Это вопрос парламенту и властным институциям. Мы стали заложниками того, что у нас местные органы исполнительной власти — это глава государства, а исполкомы фактически парализованы. И всё это из-за того, что у нас нет ни горсоветов, ни райсоветов, не сельсоветов, ничего нет. Нет представительских органов в ДНР.

Мы попали в очень плохую ситуацию, потому что властные амбиции не очень большого круга лиц привели к тому, что республика стала заложником этой ситуации. На самом деле очень необходимо разблокировать местные органы исполнительной власти. Нужно срочно провести выборы в местные органы власти. Причем это поддерживается Минскими соглашениями.

— Да, но почему эти выборы не проводятся уже три года? Потому что Украина так и не приняла закон о местных выборах в ЛДНР, чего он нее и требуют минские договоренности. Без этого закона мировое сообщество выборы не признает.

— Услышьте меня! Жить, когда в государстве не существует местных органов власти, невозможно. Это приводит фактически к административному коллапсу. Это уже привело ДНР к очень серьезной и сложной ситуации просто потому, что местные исполнительные органы власти не знают, что исполнять. Нет распорядителя — райсоветов и горсоветов.

Вот именно с этого должна начать строиться властная вертикаль. Это фундамент. Вы же не начинаете строить дом со второго этажа, вы сначала возводите фундамент и первый этаж.

У нас сейчас получилось два вида жителей: властный класс и обычные граждане. Последние не ощущают своей сопричастности, потому что ни в какой политической жизни ДНР не участвуют. Власть от них слишком далека. Она не живет с ними по соседству в лице районного или городского депутата. Это огромная проблема, и мы о ней постоянно говорим. Она не только не решается, все делают вид, что ее не существует.

Сейчас у нас Народный совет подчиняется фактически исполнительной власти, а исполнительная власть состоит из одного человека — главы. А что касается того, что написано в Минских соглашениях, то перечитайте их внимательно. Там, по большому счету, есть возможность давить на европейские институции и приглашать сюда БДИЧ и других европейских наблюдателей и проводить местные выборы.

Понятно, что есть «хотелки» Киева. В данном случае ситуация тупиковая. Фактически три с половиной года прошло с первых Минских соглашений. За это время местные выборы не были проведены. Завтра пройдет сорок три с половиной года, и что?

Просто надо было двигаться в сторону исполнения Минских соглашений, бесконечно приглашая зарубежных наблюдателей, избирать судей, прокуратуру, в общем, все то, что там, в Минских соглашениях написано.

А выборы главы ДНР 2 ноября 2014 года проходили после первого Минска. Прошло три с половиной года, но местных органов власти, которые прописаны в Минских соглашениях, нет, а выборы главы ДНР, которых нет в Минске, есть.

Сейчас местному населению некуда обратиться, потому что местные исполнительные органы власти исполняют только волю главы. А аппарат главы даже формально не способен выполнить тот объем работы, которые делают местные органы власти. Он не может в ручном режиме руководить всеми исполкомами и местными советами.

— Может ли одновременно с выборами главы республики быть проведен референдум по тем или иным вопросам? Например, об объединении ДНР и ЛНР. Такое объединение вообще возможно?

— Возможно. Но очень сомневаюсь, что такой вопрос будет вынесен на референдум, потому что очень велики властные амбиции. Судя по последним событиям, когда фактически ДНР запретила ввоз подакцизных товаров из ЛНР, когда таможня укрепляется, когда вы стоите более 2 часов на границе республик, то это уже не формальность, не паспортный контроль, а нормальная граница. Она превращается в такую же границу, как между Россией и республиками. Так что не очень похоже на то, что дело идет к объединению.

— А не может быть такого сюрприза, что осенью состоятся не выборы глав ДНР и ЛНР, а выборы главы объединенной ЛДНР?

— Поймите, у нас статус главы практически не прописан и очень размыт, у нас изначально его не существовало. И еще раз повторюсь, нельзя идти задом наперед. Надо сначала провести выборы в местные органы власти.

В 2014 году мы видели Донецк и Луганск единой республикой, и даже существовала программа разделения министерств — часть в Донецке, а часть в Луганске. Рассматривали этот вопрос и писали об этом документы, я сам в этом участвовал.

На тот момент, к сожалению, мы это провести не успели.

Ukraina.ru


http://novorosinform.org
12.01.2018