По данным Киевской городской государственной администрации, в столице находится более 3 тыс. устаревших домов, из которых 90% — это пятиэтажные хрущевки. Всего в горадминистрации планируют вывести из эксплуатации свыше 2,8 млн кв. м устаревшего жилья. Его жителям предложат переехать в новостройки с аналогичной площадью. При этом, в отличие от Москвы, даже если весь дом выступит против переселения, не принять «щедрого предложения» будет нельзя. Начнется программа с Лесного массива Деснянского района Киева.

Украинские СМИ уже сообщают о недовольстве подпадающих под принудительное расселение жильцов. Последние утверждают: им предлагают неравнозначное жилье. Например, вместо «трёшки» могут предложить «однушку». Да и пока дома для потенциальных переселенцев не построены.

При детальном изучении даже того небольшого объема информации, который есть в открытом доступе, создается впечатление, что киевлян еще ожидают масштабные проблемы.

Спасение рядового застройщика

Киевская власть вспомнила о ветхом жилье не случайно. Вот уже несколько месяцев начиная с лета украинские СМИ предупреждают: в столице страны стремительно растет «строительный пузырь». Слишком много нового жилья строится. В итоге о проблеме заговорил даже градоначальник.

«Действительно, такая угроза есть. На сегодня по той информации, которой я владею, примерно 60 тысяч квартир у застройщиков не проданы. И дальше продолжают строить. Если будет обвал, то обвал будет в том направлении, что цена на жилье сможет гораздо уменьшиться», — заявил в одном из интервью мэр Киева Виталий Кличко.

Очевидное решение проблемы — выкупить квартиры за счет государства, тем самым решив и вопрос с не проходившим капремонт жильем. При этом за скобками остается вопрос об ответственности застройщиков.

Впрочем за судьбу последних можно не волноваться. Многие из них имеют связи на самом верху. К примеру, бывший заместитель Кличко, министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Украины Лев Парцхаладзе — один из известнейших украинских застройщиков, бывший глава совета директоров созданной им же Украинской строительной ассоциации.

Тут также следует обратить внимание на районирование Киева. Столичные районы укрупнялись. При этом не просто, а с учетом «джерримендеринга» — избирательной географии. Некоторые центральные районы дробились для того, чтобы нелояльные власти избиратели очутились в меньшинстве. Так, центральную Паньковщину присоединили аппендиксом к Голосеевскому району. А малоэтажный элитный старый Подол — к спальному Виноградарю. В итоге, даже если жилье и будут предлагать в районе проживания, гарантии чего, кстати, нет, оно может оказаться на выселках. Живший в двух кварталах от центрального железнодорожного вокзала в Киеве может очутиться у кольцевой дороги с видом на одесскую трассу.

Зато застройщики получат хорошую землю в неплохих районах, с подведенными коммуникациями. К примеру, тот же Лесной массив, с которого и начнется программа, известен тем, что к нему, в отличие от соседней Троещины, подведено метро. Станция «Лесная» работает с 1979 года. При этом сам район достаточно небольшой, зеленый — рядом лес, по Броварскому шоссе можно добраться в центр города быстрее, чем из некоторых «элитных» районов.

Война с жильцами

В новой программе симптоматичны несколько пунктов. В отличие от московской, где собственникам выделяется жилье с «одинаковым числом комнат, жилой площадью не менее жилой в квартире в пятиэтажке, более просторными помещения общего пользования (кухня, прихожая, коридор, ванная, туалет)», в Киеве речь идет лишь о жилье схожей площади. Это важное отличие: современные дома и «хрущёвки» планировались по разным принципам. По советским нормам комнаты могли быть небольшими. Теперь же площадь комнат ограничивается фантазией застройщика и его возможностями. В итоге, обладатель квартиры с тесными, но отдельными комнатками, может получить просторную студию.

Второй «подводный камень» — невозможность отказаться от переселения из-за того, что капитальный ремонт в Киеве больше не делают. Раньше, когда дома отселяли на капитальный ремонт, можно было не отказываться от своего жилья, а переехать куда-либо на время ремонта. Рассказы о том, как какой-то жилец дореволюционного дома не поддался на уговоры чиновников и не поехал на Троещину а вернулся в «родное здание» после капитального ремонта до сих пор популярны среди жителей центра Киева.

Есть и более пронзительные истории. Так, памятник архитектуры в двух шагах от Майдана — усадьбу Мурашко, что на Малой Житомирской, спасло упорство киевлянина Александра Глухова.

«Уже в середине девяностых чиновники решили, что все четыре дома подлежат немедленной реконструкции и поэтому жителей срочно нужно отселять. Квартиры были большей частью коммунальными, мои соседи не сопротивлялись, их удалось отселить без особенного шума…. Знаю, что кто-то из соседей перебрался на Подол, кому-то дали квартиру у метро «Левобережная». Меня же с семьей решили переселить на Троещину. От идеи я был не в восторге», — рассказал Глухов изданию «Хмарочос».

В итоге он доказал свое право жить в усадьбе. Потом, когда ее незаконно продали во времена градоначальника Леонида Черновецкого, именно факт проживания в памятнике архитектуры семьи Глухова не дал застройщикам снести усадьбу.

В соответствии с программой «киевской реновации» здания не ремонтируются, а сносятся, а жильцы вынуждены переехать. Впрочем, иногда это может быть и лучшим выходом. Так, летом в Киеве взорвался старый малоэтажный жилой дом у метро «Демеевская». При этом местные жители не верят во взрыв газа и винят во всем застройщика, который рядом возводит 25-этажное здание. Примечательно, что в «Киевгазе» позже заявили, что взрыв не мог произойти из-за неисправности системы газоподачи.

Не выгорит

В отличие от киевской власти эксперты не столь оптимистичны в вопросе возможности программы.

«Не сработает. Идея возникла еще в 2005 году. До 2008 года это очень много обсуждали. В Киеве есть подобный реализованный проект — около станции метро «Черниговская» был городок, построенный немецкими военнопленными. Дома там были двухэтажные для рабочих на заводах. Они пришли к плачевному состоянию. И там удалось отселить людей. Сейчас там снесли домики и территорию застраивают. Но это не «хрущёвки», — отмечает в комментарии Ukraina.ru экономист Александр Охрименко.

По его словам, освобожденная земля не окупит трат на новые квартиры для отселенных людей.

«В Киеве недостаточно высокая стоимость жилья… Чтобы расселить «хрущёвку» нужно отдать довольно площади, а на возведенном на ее месте жилье так много не заработаешь. Идея реализуема будет лишь тогда, когда жилье здесь будет стоить, как в Москве», — указывает Охрименко.

Именно эта проблема и стала причиной того, что в 2008 году от программы отказались, указывает экономист. Он также не верит в тот факт, что это поможет спасти строительный рынок от обрушения.

Впрочем, как свидетельствует новейшая история Украины, ничего невозможного не бывает. И кто знает, появятся ли многоэтажки на месте бывших киевских «хрущёвок».

 


http://ukraina.ru
14.11.2017