3 октября Верховная Рада приняла законопроект о судебной реформе, значительно увеличивающий влияние президента на судебную ветвь власти. «3а» проголосовало 234 депутата при необходимом минимуме в 226 голосов. Нужное число было набрано с огромным трудом. Решающей оказалась позиция Оппозиционного блока, который дал 20 голосов в поддержку законопроекта.

Формально остающийся во фракции Вадим Рабинович выступил на сей счет с гневной филиппикой: «Я давно говорил и повторю сейчас: в Раде при отсутствующей коалиции из БПП и “Народного фронта” возникла новая коалиция — БПП, “Народный фронт” и “Оппоблок”. Это прямое предательство интересов избирателей, голосовавших за “Оппоблок” и делегировавших его депутатов в Раду как оппозиционную силу. Депутаты-“оппоблоковцы”, испугавшись висящих над ними уголовных дел, просто-напросто подставили власти плечо, продали свои голоса, согласовав свои действия на Банковой. Это подлый, циничный поступок, это абсолютное предательство своих избирателей!»

Трудно не согласиться с такой оценкой, тем паче, что отнюдь не только голосование за судебную реформу вызывает, мягко говоря, вопросы об уровне оппозиционности записных оппозиционеров. Но стоит ли этому удивляться? Ведь на общем фоне гражданской войны на Донбассе и экономического коллапса обращает на себя внимание практически полное отсутствие ОБ в информационном поле.

А ведь, казалось бы, почему бы громко не заявить о себе: позиционировать себя как реальную альтернативу правящему режиму, возглавить и организовать протестное движение, для которого возникли весьма благоприятные условия? Мы хорошо помним, как при «преступном режиме» тогдашняя оппозиция не упускала ни одного повода вставить лыко в строку власти, как лица ее многочисленных «спикеров» не сходили с телеэкранов абсолютно на всех телеканалах, как создавались информационные поводы пикетами, митингами, блокированием трибуны в Раде и т. п. Очевидно, руководство ОБ может сослаться на то, что ведущие украинские СМИ их игнорируют. Но ведь это и есть политическая работа — привлечь внимание массмедиа, тем более что речь идет о парламентской партии.

И ведь не секрет, что стоящим за ОБ или близким к нему олигархам принадлежат не только предприятия, но и достаточно популярные СМИ — к примеру, телеканалы «Интер» и «Украина», газета «Сегодня». Казалось бы, что мешает этим каналам запустить аналитические, публицистические программы оппозиционной направленности, в конце концов «по старой памяти» возобновить сотрудничество с отставленным за ненадобностью Савиком Шустером, дабы его «Свобода слова» стала площадкой для лидеров ОБ, местом, где они могли бы «скрестить шпаги» с представителями власти?

Но эти СМИ и оппозиционными никак не назовешь, их общий дискурс очень трудно отличить от направленности остальных «промайданно» настроенных украинских СМИ. Повстанцы Донбасса называются там, как правило, «террористами», а ведь в платформе «Оппозиционного блока» записано: «Украине нужен мир. Пришло время компромисса, преодоления внутренних противоречий, начала общественного диалога о нашем будущем. Наши цели: разработать и реализовать Национальный план примирения, предусматривающий создание площадки для диалога представителей местных советов из всех регионов Украины, расследование массовой гибели мирных граждан во время событий на Майдане в Киеве, в Одессе и на востоке Украины, амнистию для граждан, не совершивших тяжких преступлений. Толерантность и компромисс — необходимые условия диалога ради мирного будущего Украины».

У партии есть возможность и уличные акции организовывать. А это сложно игнорировать, ведь приходится СМИ освещать акции тех же медиков, протестовавших против «супруновской» реформы и задержек зарплаты, аграриев и т. п. Спикеры ОБ частенько делают громкие (по содержанию, но не общественному резонансу) заявления о разрушении промышленности, антинародной социальной политике. Ну так выводите трудовые коллективы! Угроза полной потери источника средств к существованию создает идеальные условия для мобилизации украинцев на протестные акции, чем, к слову, собираются «на полную катушку» воспользоваться «проевропейские» оппозиционеры.

Ведь многие предприятия принадлежат связанным с Оппозиционным блоком олигархам. Так проведите хотя бы предупредительные акции, заявите о себе, покажите свою силу и потенциал. Какой-нибудь «Единый день действий» с десятками и сотнями тысяч участников по всей стране или даже только в тех регионах, где Оппозиционный блок (напомню) является победителем выборов, имеет мощные фракции в органах местного самоуправления и мэров, замолчать уж точно не удастся. Да и без освещения в СМИ такие акции дают возможность довести позицию партии до сотен тысяч и миллионов людей, позиционировать себя как защитников их интересов.

И наконец, еще один вопрос, не менее, если не более, актуальный для страны, чем экономические проблемы (впрочем, они взаимосвязаны) — вопрос войны и мира, прекращения кровавого конфликта на Донбассе. Слыхал ли кто-либо об антивоенных акциях Оппозиционного блока? А ведь антивоенное движение — неотъемлемый элемент политической жизни демократических стран, если те втянуты в те или иные вооруженные конфликты.

Антивоенное движение вошло в историю в США во время вьетнамской войны, весьма слышимо оно было и в России во времена чеченских кампаний. Да и сейчас российская оппозиция именно антивоенными заявлениями привлекает внимание СМИ к «военному вмешательству России» в конфликты на востоке Украины и к собственной деятельности в целом. Почему же Оппозиционный блок не проводит антивоенные акции, пикеты, демонстрации, ведь людей, готовых выступить против войны, очень много? Последние опросы показывают, что до 80–90% жителей Украины выступают за мирное разрешение конфликта на Донбассе.

Можно было бы провести акции в поддержку Минских соглашений с требованием их выполнения, что на фоне истерики ура-патриотов, радикалов, требований «войны до победного конца» выглядело бы особенно выигрышно.

Особый вес приобрели бы такие акции в подконтрольных Киеву районах Донецкой и Луганской областей, где ОБ после выборов абсолютно доминирует в местных органах власти. Лидеры оппозиции могли бы в инициативном порядке поддерживать контакты и вести переговоры с лидерами непризнанных республик (опять же, как это делали российские оппозиционеры во времена чеченской войны или та же Надежда Савченко), выступать посредниками при обмене пленными и т. п. Такая работа наверняка нашла бы отклик у миллионов избирателей. Даже в программных документах ОБ отсутствует позиция партии по таким принципиальным вопросам, как отношения с РФ или оценка майдана.

В общем, «ниша» нынешней «оппозиции» определена совершенно четко: по сути имитировать наличие оной в Украине — главным образом для создания благостной картинки для западного общественного мнения. И название партии с точки зрения поставленной задачи подобрано идеально — никто не скажет, что в Украине нет оппозиции. Хотя очень странно: цель любой партии — приход к власти, а тут политики заранее (до выборов) объявляют себя оппозиционерами. А если бы «вдруг» Оппозиционный блок победил на выборах или хотя бы вошел в правящую коалицию? Как бы это звучало — «правительство Оппозиционного блока»?

Для деятелей ОБ работа «оппозицией», хорошо знающей рамки дозволенного (причем весьма узкие), — это их плата за относительную безопасность (как личную, так и бизнеса) для тех, кто слишком плотно был связан с прежней властью. Возможно, им и гарантии соответствующие даны, причем за пределами Украины. Но чего стоят гарантии тем, кто демонстрирует слабость и безволие? Об этом оппозиционеры могут спросить своего в недалеком прошлом лидера Виктора Януковича. А ведь те «гарантии» были даны публично, скреплены подписями официальных лиц высокого ранга западных держав. Но «действовали» они менее суток.

Возможно, собравшиеся в Оппозиционном блоке политики и стоящие за ними финансово-промышленные группы рассчитывают «пересидеть» сложные времена так же, как это было после майдана-2004, договориться с властью, наконец, просто обеспечить личную безопасность и безопасность бизнеса в обмен на «правильные» голосования в ВР? Ведь так работала политическая кухня на Украине на протяжении всех лет независимости, и непримиримые на публике противники за кулисами успешно решали «вопросы, представляющие взаимный интерес», да и личные отношения между «оппонентами» часто были отличными, нередко даже лучшими, чем между «единомышленниками». Чего только стоил являвшийся секретом Полишинеля многолетний роман между Юлией Тимошенко и Нестором Шуфричем.

Но времена действительно наступили совсем другие. Власть, ставшая властью (извините за тавтологию) в результате весьма спорных политических пертурбаций, не может не отступить от парадигмы абсолютной преступности «попередников», ведь в противном случае их собственная легитимность окажется под вопросом.

К тому же находящимся у власти бывшим оппозиционерам очень важно дистанцироваться от «прежних» коррупционных укладов, связать ассоциации с ними исключительно с представителями павшей власти. Значит, максимум, на кторый большинство «бывших», в том числе и из рядов ОБ, может рассчитывать, — это роль политических изгоев, нерукопожатных и неприкасаемых мальчиков для битья. Ведь головы «попередников» и неправильных олигархов на фоне катастрофической ситуации нужны будут и дальше.

Что же касается реакции Запада и «мирового общественного мнения», то, попав в парламент и обеспечив тем самым «торжество демократии» и позитивные комментарии западными СМИ итогов парламентских и местных выборов, свою функцию «Оппозиционный блок», по существу, выполнил. На фоне происходящих событий любая дальнейшая судьба его и его членов окажется просто незамеченной, разве что «борьба с коррупционерами Януковича» вызовет положительные отклики в стране. А за ее пределами станет еще одним свидетельством «очищения украинского общества и успеха реформ», которого так настойчиво требует Запад.

Собственно, «неприятности», которые преследуют одного за другим видных «оппозиционеров» (Ефремов, Добкин, Новинский, Лавринович), – наглядное тому подтверждение. Причем даже в таких вопросах, когда, казалось бы, самих себя нужно защищать, дело дальше «резких» заявлений, которые видят только редкие посетители сайта Оппоблока, не идет. Что уж говорить о защите жертв политических преследований, к верхушке Оппоблока отношения не имеющих.  Показательно, что экс-регионалы, не входящие в ОБ (Елена Бондаренко, покойная Ирина Бережная), в этом плане занимали куда более активную позицию.

В той масштабной схватке, которая идет за Украину, Запад закроет глаза на подавление любой политической силы, которая может угрожать его геополитическим интересам даже гипотетически. Как это видно, к слову, на примере КПУ. Ну а роль оппозиции уже отходит к «майданным» партиям, отодвинутым от основных властных рычагов — даже отрицательно относящиеся к евромайдану люди начинают голосовать за «майданных» же нынешних оппозиционеров, выбирая «из двух зол меньшее», просто потому, что уже осознают политическую импотентность «Оппозиционного блока», его неспособность реально изменить тот курс, которым идет страна.

В общем, «оппозиционерам» спасти себя смиренным поведением не получится — так же, как уступчивым и «предупредительным» отношением не удалось удержать власть три года назад. Слабых и покорных съедают первыми, и не им ли, прошедшим суровую школу становления бизнеса в 90-х, этого не знать? Возможно, понимание этого приходит к некоторым из них.

Вадим Новинский и Михаил Добкин не только не приняли участие в голосовании, а проголосовали «против» и в резкой форме высказали несогласие с позицией партии. Последний написал на своей странице в Facebook, что «все вместе взятые так называемые “диктаторские” законы от 16 января ни в какое сравнение не идут с принятым сегодня позором о судебной реформе. И еще. С этого дня я беспартийный».

Вадим Новинский же заявил о внутренней оппозиции внутри партии. По его словам, он будет требовать созыва политисполкома «Оппозиционного блока» и съезда партии для оценки сегодняшнего голосования по судебной реформе и анонсировал создание оппозиционной платформы внутри партии. «Это не раскол, мы никогда не пойдем на раскол нашей партии. Мы единомышленники в идеологическом плане, но по каким-то тактическим шагам мы оставляем за собой право действовать иначе».

Возможно, эти заявления Новинского не более чем политход, призванный сохранить остатки авторитета Оппоблока у электората, дескать, и там остаются мужественные, принципиальные люди. Но не будем исключать и того, что, требуя созыва съезда партии, Новинский рассчитывает привлечь на свою сторону бо́льшую часть рядовых партийцев (которых, понятно, соглашательская линия не устраивает) и выдавить из партии более «умеренных». Посмотрим, что из этого выйдет.

Дмитрий Славский

Источник: alternatio.org

Мнение автора статьи может несовпадать с мнением редакции


http://novorosinform.org
12.10.2017